Бальзам, Лайма Вайкуле и Юрмала

Наверное, это всё, что я знал о Латвии до нынешнего января. Восполнить пробелы в знаниях о ещё одной прибалтийской стране мне посчастливилось практически сразу после новогоднего стола: 3 января вечером я уже загружался в автобус Санкт-Петербург — Рига.

Многие годы слово «автобус» для меня ассоциировалось с пропахшим дизельным топливом салоном, отбитыми коленями и коллекцией отборного шансона на протяжении всего пути следования. Но вот уже второй год я передвигаюсь по странам Балтии с европейскими перевозчиками, и теперь для меня автобус — это удобное кресло, биотуалет, электрическая розетка, бесплатный Wi-Fi и, в классе повыше, медиа-экран плюс бесплатный кофе из автомата всю дорогу.

Наш путь в Латвию лежал через Эстонию. В Ивангороде мы без задержки прошли русскую границу, а, переехав через мост и попав в Нарву, эстонскую.

До сих пор не могу понять, для чего на российской границе тётеньки в форме проверяют паспорта до и после прохождения пограничного контроля? Контролируют контролёров или создают новые рабочие места? На эстонской границе соприкосновение с людьми в форме происходит лишь при получении штампа в светлом и большом зале пограничного контроля с кулерами и чистыми туалетами, чаще всего сотрудник просто собирает паспорта прямо в автобусе и, спустя полчаса, возвращает их уже со штампами въезда.

Через некоторое время прибываем в Ыхью (Йыхви): я, по заветам Сергея Довлатова, не сплю, боясь обидеть эстонцев. Интернет помогает скоротать оставшиеся семь часов до Риги: я выхожу из автобуса одним из последних, чтобы успеть получить электронную почту. Как оказалось — зря, но об этом позже.

Заказанный заранее отель успешно найден с помощью навигатора, вещи разобраны. Пора отправляться за достопримечательностями!

Рижский старый город — изрядно запутанное место с небольшими изгибистыми улочками. Лично я активно пользовался GPS, некоторые просто ходили с бумажными картами. На улицах огромное количество русских туристов. Следуя за самым плотным потоком, я выхожу на Ратушную площадь.

Хотя для европейцев новогодние праздники уже закончились, везде остались наряженные ёлки: для красоты и отдыхающих россиян, которые буквально заполонили Ригу.

Непривычный для балтийских жителей мороз в минус двадцать градусов по Цельсию вкупе с влажным воздухом залива не даёт долго стоять на месте. Быстрыми перебежками добираюсь до знаменитого Кошкиного дома или Дома с чёрными кошками.

Со знаменитой сказкой он имеет мало общего: первоначально кошки были призваны высказать своей тыльной частью «фи» в адрес купеческой гильдии.

Пробежав аллюром по улочкам старого города, отогреваясь в многочисленных кафе с вай-фаем, я, по совету опытных путешественников, заглянул на ужин в средневековый ресторан Rozengrāls, расположенный в подвале с соответствующим оформлением.

Спустившись вниз, я был остановлен средневековым рыцарем: все столики были заняты. Но ждать пришлось недолго: спустя десять минут средневековая официантка пригласила меня пройти в залу.

Ожидая средневековые яства с кружечкой доброго эля, я внимательно осмотрел зал: рубленные столы и скамьи, свечи, кое-где искусно камуфлировавшие электрические лампочки, много предметов средневекового быта, изготовленных, как мне показалось, совсем недавно.

Хлеб, в виде маленьких лепёшек, мне подали в джутовом мешочке. Молочный поросёнок со сложным гарниром — свежая и тушёная капуста, перловая каша — в пивном соусе был великолепен, равно как и вторая кружка тёмного пива.

После ужина старый город вновь привёл меня на Ратушную площадь, к памятнику Роланда. Пришлось снять перчатки и сфотографировать ночной антураж.

Утром следующего дня я мёрз у кассы возле Домского собора — в 12:00 здесь начинался органный концерт. Как заявляют знающие люди, здешний орган один из самых больших в мире.

Рассевшись на многочисленных скамьях, посетители внимали звучанию, а я принялся попутно фотографировать витражи изумительной красоты.

Сам же орган, к сожалению, оказался почти весь закрыт ремонтными лесами. После концерта я пробрался к центральному витражу.

После обеда я направился, как тот самый Чарли, на шоколадную фабрику «Лайма». От старого города туда можно дойти пешком — всего пара километров — что я и сделал. К сожалению, доступным для посещения оказался лишь шоколадный музей.

На саму фабрику экскурсии перестали водить два года назад. Наверное, кто-то свалился в чан с шоколадом и из него получились совершенно невкусные конфеты, не знаю.

В музее было довольно интересно и интерактивно: желающие могли попробовать горячий шоколад из фонтана, посмотреть видеоролики по истории шоколадного дела и сделать себе плитку с надписью вот на таком агрегате.

Меня больше всего, как дизайнера, заинтересовали обёртки. Досоветские «Тикай, Лайма»

и выдержанно-социалистические, с пионерами и всеобщим счастьем.

На выходе из музея есть фирменный магазин фабрики, где можно купить любую продукцию предприятия.

Третий, последний день рижского анабасиса, я хотел посвятить походу в автомобильный музей: зарядил фотоаппарат, почистил флеш-карты. Но на сайте музея узнал, что экспозиция в данным момент закрыта и возобновится не ранее лета. Обидно!

Сначала, с горя, я полез на крышу собора святого Петра. Нет, прыгать оттуда я не собирался — площадка почти на самом шпиле предназначена для обзора и фотографирования, и выпасть сквозь защитную решётку удастся только мышонку. Несмотря на морозную дымку удалось запечатлеть рижскую телевышку.

Отличный вид на вантовый мост и Домский собор.

И рижский флюгер-петушок. На самом деле он много больше человека, но на таком расстоянии кажется маленьким и лёгким.

В новом городе есть православный храм — сегодня ночью там будут праздновать православное Рождество.

Времени до обратного автобуса в Санкт-Петербург ещё оставалось очень много, и я пошёл бродить по старому городу: от кафе к кафе, от вай-фая к вай-фаю.

В Риге, в общественных местах, всегда можно найти бесплатный интернет, подсоединившись к сети какого-нибудь кафе. А ещё я обнаружил, что интернет можно брать у провайдера Латтелеком, которого я сначала неверно идентифицировал как распространённую кофейню с названием «Латте». Оказывается, посмотрев пару десятков секунд рекламу, можно пользоваться вай-фаем прямо от местной коммуникационной сети.

Добравшись до Пороховой башни — пожалуй, единственной сохранившейся от всей рижской крепости — я обнаружил Военный музей. Приготовив бумажник, я заглянул внутрь. Но деньги мне не понадобились — музей был бесплатный. Залы первого этажа рассказывали — правда, на латышском — историю страны. На втором этаже стали попадаться оружейные экспонаты, что меня, как любого мужчину, привело в восторг.

Знакомьтесь — Товарищ Маузер.

Самодельный полупистолет-полуобрез начала XIX века.

Выше, в залах Второй мировой, я нашёл почти всё оружие тех времён. К сожалению, скоро музей закрывался, и мне пришлось выбирать только наиболее интересные экспонаты.

Шмайсер ни с чем не спутаешь!

На самом деле в залах гораздо интереснее: экспонаты перемежаются с постановочными фигурами. Вот, например, сотрудник госбезопасности в интерьере.

Очень, очень обидно, что я не заинтересовался этим музеем раньше: лопочущие по-латышски тётушки-смотрители буквально под руки увели меня из зала, где были собраны вещи и техника советского периода: авоська, ватник-телогрейка, стиральная машинка «Рига» и много другого, почти забытого уже всеми бытового хлама.

Оставалось немного времени на ужин перед дорогой. Все туристы советуют питаться вкусно и недорого в сети столовых «Лидо», и я с ними солидарен. Действительно, несмотря на систему самообслуживания, тут довольно мило, чисто и, самое главное, вкусно и недорого.

В «Лидо» крутили песни Пугачёвой. Точнее, прислушавшись, я удивился, что поют на латышском, но под музыку… Погодите-ка, ведь это музыка Раймонда Паулса — ещё одного знаменитого рижанина.

Сытный ужин, стакан — как говорят рижане — глювейна, чтобы не замёрзнуть на пути к автовокзалу. Много я не увидел за эти три дня — и автомузей, и «Беккер-стрит», и дом профессора Плейшнера, и улицу Эйзенштейна. Что ж, в другой раз. До свидания, Рига! Ещё увидимся!

357      6