О выезжающих в Россию (с комментариями)

Оригинал поста, на основе которого написан пост, лежит тут. Ниже — небольшой анализ данного вброса с моими комментариями.

  • Умоляю, помогите мне вернуться!.. — такое сообщение получили на свой сайт ученики и работники Шымкентской гимназии-лицея № 8, — школы, прочно удерживающей звание лучшего среднего учебного заведения в Южно-Казахстанской области в течение не одного десятка лет.

Во-первых, восьмая школа — это просто гимназия. Без лицея. Зачем понадобилось добавлять лишние «регалии» — непонятно.

Во-вторых, да, у учебного заведения есть сайт с гостевой книгой. Добросовестно полистав ее, я, к сожалению, так и не нашел «крика о помощи». Ну да ладно, могли и выпилить. Хотя в гостевой куча левых сообщений с рекламой, лохотроном и т.д, а администратор ресурса лишь умоляет посетителей не гадить.

  • Обращалась за помощью к школьникам их бывшая учительница, 89-летняя Валентина Ивановна Сербина, два года назад выехавшая на постоянное место жительства в Россию.

Валентина Ивановна на сайте упоминается. В статье за 2005 год. У нескольких учеников она отмечена как «любимый учитель».

  • Взрослые дети Валентины Ивановны давно обосновались в России. Правда, в финансовом отношении нельзя сказать, что жизнь у них сложилась очень благополучно. Поэтому помощь от матери-пенсионерки из Казахстана была весьма существенной добавкой в семейный бюджет.

Допустим, Валентина Ивановна имела (как заслуженный учитель и проч.) хорошую, по казахстанским меркам, пенсию. Ну, 40-50 тысяч тенге. Ладно, округлим до 10.000 российских рублей. Всю сумму она, естественно, отсылать бы не стала. Ну, половину, то есть пять тысяч рублей.

Средняя зарплата по Воронежской области примерно 14-15 тысяч рублей. Пусть дети получали бы по 10.000 рублей каждый. При этом назвать 5.000 существенной прибавкой как-то нелепо.

Другое дело, если «дети» живут не в Воронеже, а в какой-нибудь жопе мира, то есть в области. И еще бухают без просыпу. И на работу не ходят. Тогда да — солидно.

  • Валентина Ивановна, давно выйдя на пенсию, по ее собственным словам, ни когда даже не думала о переезде в Россию. Но в конце концов дети уговорили родительницу переехать в Воронеж. Надеялись, что мать сможет в России получать такую же пенсию. Заодно рассчитывали на деньги от продажи квартиры в Шымкенте. Да и старушка, конечно же, нуждалась в уходе со стороны родных.

Во-о-от. Пенсия в России действительно была бы на 20-30% выше. Короче, детишки хотели мамулю под боком иметь. Штоп за переводами не бегать — пенсию на дом приносят.

  • В 2009 году за Валентиной Ивановной приехали ее дети, собрали старушку, оформили на себя доверенность по продаже квартиры, забрали документы Валентины Ивановны из пенсионного фонда.

Поездка, однако, в копеечку обошлась. Откуда прибыли? Или опять на мамины деньги?

  • Одним из камней преткновения оказалось ускоренное оформление для Валентины Ивановны гражданства РФ. В упрощенном порядке ей отказали, причем по смешной на первый взгляд причине – у старушки, которой шел 89-й год, в документах не сохранилось свидетельства о рождении 1924 года, так называемой метрики. А только этот документ являются основанием для Управления Федеральной Миграционной службы России выдавать ускоренное гражданство в частности лицам, жившим за рубежом, но родившимся в России.

Согласно международному договору между Россией и Казахстаном, люди, выезжающие на ПМЖ в Россию, предоставляют все необходимые документы в казахстанскую миграционную полицию. То есть, отсутствие свидетельства о рождении всплыло бы еще в Казахстане. Валентину Ивановну бы просто не выпустили — не поставили бы штамп в загранпаспорте, не дали бы листок убытия.

Скорее всего, Валентина Ивановна уехала без листка убытия, на авось. Непонятно на что надеясь. И то, что ей пошли навстречу в УФМС — респект российским миграционникам.

  • Отметки о месте рождения в казахстанском паспорте для УФМС РФ доказательством не являются. Аналогично УФМС не принял в качестве доказательств казахстанские документы о родстве Валентины Ивановны с собственной дочерью и внучкой, (последние являлись гражданам РФ)!

Все правильно. Свидетельство о рождении — важный документ. Принимать без него документы на такие серьезные вещи, как гражданство — все равно, что пытаться проехать бесплатно в автобусе по водительским правам.

Между тем, есть такая хорошая вещь, как дубликат свидетельства о рождении. Его можно заказать в ЗАГСе, где регистрировалось рождение. В нашем же случае (прошло более 70 лет после регистрации — срок хранения подобных документов) обращаться нужно уже не в ЗАГС, а в архив того города, где проходила регистрация рождения Валентины Ивановны.

  • Вопрос о получении гражданства повис в воздухе. Единственное, что удалось добиться старушки после почти годового мытарства по инстанциям – право на временное проживание в РФ.

Это единственное, что могло сделать для нее УФМС. Все верно.

  • Отметим, что сразу после выезда в Россию, Валентине Ивановне перестали начислять пенсию и в Казахстане, гражданкой которого она все еще остается и сейчас.

Выше было написано, что «родственники» сами забрали документы из ПФ Казахстана. Как же ей пенсию-то будут начислять?

  • Как итог, и без того шаткое финансовое положение семьи Сербиных резко ухудшилось. Для самой Валентины Ивановны, отдавшей всю жизнь работе, оказаться на склоне лет без средств к существованию было настоящим шоком. Судьба шымкентской старушки в самом Воронеже вызвала очень много сочувствующих. Благодаря активному вмешательству неправительственных общественных организации «Казахстанское землячество в Воронеже», «Мигрант-партнер», российскому Форуму переселенческих организаций, дело Сербиной подробно разбирали и в милиции, и в местной администрации, и в ряде других госорганов. Но отсутствие в документах Валентины Ивановны тех самых метрик и свидетельств сводили на нет благие общественные и официальные инициативы.

Интересно, кто-нибудь когда-нибудь догадается сделать запрос в нужный архив?

  • В конце концов Валентина Ивановна начала стремиться только к одному – что бы ей помогли вернуться назад в Казахстан, в Шымкент. Благодаря деятельности общественных организаций России, специализирующихся на помощи мигрантам, Валентине Ивановне в Воронеже все-таки была назначена минимальная пенсия в 4 тысячи рублей. В перспективе она может рассчитывать и на более крупную российскую пенсию, если ей удастся собрать все необходимые документы и справки.

Минимальная пенсия 4.000 рублей. Это около 18 тысяч тенге, если не ошибаюсь? А в Казахстане какая минимальная пенсия?

  • Однако вряд ли можно констатировать положительный финал этой истории. В ситуации, подобной Сербиной, сейчас оказываются практически все пенсионеры из Казахстана, пытающиеся переехать в Россию – говорит Лидия Графова, член Общественного совета при Федеральной миграционной службе Российской Федерации. Ситуация просто катастрофическая.

Кстати, данный вброс сделан на основе статьи газеты «Караван» (почитайте оригинал и найдите вырезанные из контекста куски). Однако, во вбросе отсутствует немаловажный кусок текста, в котором указывается на несостоятельность казахстанского закона о пенсии.

То есть, мы имеем дело с обыкновенным умалчиванием фактов в угоду «сенсации». Кому понадобилось превратить эту статью в обсирание России — непонятно.

76      0