ВИЧ. Глава третья. Короткие сообщения

Меня разбудил телефонный звонок. Отыскав мобильник на прикроватном столике, я нажал кнопку ответа:

— А неплохо ваш-благородие вчера погуляли! Хотя бы успешно? — раздался в трубке голос Лёши.

— А-а-а, штоп его этот будильник, — ругнулся я еле слышно, увидев на гостиничных часах стрелки, неумолимо приближающиеся к полудню. — Виноват, Алексей. Проспал. Сейчас приведу себя в порядок и готов моментально закончить наш гешефт.

— Нешто один русский человек не поймёт другого русского человека? Медикаменты требуются или своими запаслись?

— Нет, Лёш, реально проспал. И без всяких медикаментов хоть к штурвалу вставай. Буду через час максимум.

— Добро, ждём! — хохотнул Алексей и повесил трубку.

Жмурясь довольным котом — мои настроение и самочувствие действительно были прекрасными, я нырнул в душ. Затем быстро покидал вещи в сумку и пошёл сдавать номер: близился расчётный час, а вечером я уже должен катить обратно в Петербург. А до этого — закончить работу, ради которой, собственно, и приезжал.

Вчера с Чолпон мы расстались, когда уже стало веять утренней прохладой. Почитателям любовных романов сразу представляется безумная страсть и бесконечные позы. Но нет, любить всю ночь — это удел вымышленных героев. Отдышавшись и приведя одежду в порядок, мы сидели на том же бревне, смотрели на звёзды и тихонько разговаривали о пустяках. Шли по уснувшему городу, считая окна тех, кто не спит. Целовались на автобусной остановке.

Я довёл её до самого подъезда. Быстро набрав домофонный код, Чолпон ещё раз поцеловала меня на прощанье. Я задержал её:

— А как мне тебе позвонить?

Чолпон улыбнулась:

— Возвращайся в гостиницу, Витя, возвращайся…

Клацнула магнитным замком дверь, надёжно отделившая подъезд от внешнего мира и оставив меня на улице. Загудел лифт. Я отошёл подальше, чтобы видеть все окна, все шестнадцать этажей: где загорится свет? Прошло несколько минут, но окна оставались тёмными. Я подождал ещё немного и пошёл на улицу, в надежде поймать такси.

***

Несмотря на то, что я думал совсем не о делах, настройка и инструктаж прошли идеально. Всё было готово уже к пяти часам вечера. От отвальной я отшутился, но от закусок не отказался — организм требовал восполнения потраченной ночью энергии.

Чокнувшись минералкой, я пожелал полиграфистам хорошего бизнеса и засобирался на вокзал. Я был почти уверен, что Чолпон придёт меня проводить: вчера я упоминал и время отъезда и, кажется, даже вагон.

За час, который оставался до отхода поезда, я обошёл весь вокзал, поднимался к пригородным платформам, курил в сквере и на перронах. Выпил три стакана кофе. Скучающий полицейский уже сверлил меня подозрительным взглядом, когда, наконец, подошёл проходящий поезд.

Я в последний раз окинул взглядом платформу, показал билет и паспорт проводнице и полез в вагон. В этот раз мне повезло больше — нижняя боковая в последнем отсеке, который, к тому же, оказался совсем пустым. Поставив сумку на полку, я уселся рядом.

А чего я ждал? Что Чолпон придёт с обещаниями быть вечно моей и дождаться, когда я снова когда-нибудь приеду в Орёл в командировку? После того, как я рассказал о себе правду: про жену с ребёнком, про стабильную работу в культурной, но столице. Не обещал ей развестись и переехать жить в город на Оке, без разводных мостов и метро. Не обещал, но…

Я вспомнил своё нытьё в поезде на пути сюда: и скучно, и грустно, и любви, в общем-то, уже нет — одни обязанности и привычки. Вспомнил, как протекал наш роман с будущей супругой: чинно, благородно, стандартно. Вечеринка у друзей. Внезапный медленный танец. Взаимное обнюхивание через общих знакомых — кто таков, чем живёт, планы на жизнь. Друзья в роли сводни, приглашающие меня на следующую вечеринку, где будет она.

Правильные ухаживания. Правило третьего свидания. Год совместного проживания, её маленький сын, как-то сразу ставший называть меня папой, нешумная свадьба. Устроенный быт и много полезных мелочей. Удобно, как старые домашние тапочки. Подошва отваливается, задник изгрызан домашним питомцем, но удобные же. И тёплые. Не хочется их менять.

После этих воспоминаний я почувствовал слабый укол стыда. Только сейчас я осознал, что впервые в жизни изменил. В первый год мы с женой с успехом и интересом узнавали друг друга, потом пришла стабильность и размеренность. В командировках я отдавал предпочтение алкоголю. А случайные знакомства ничем не заканчивались: я хорошо представлял себе всю эту мороку с ухаживаниями и намёками, а также большую вероятность отказа, и не стремился пришпорить события. Посидели, посмеялись — и по домам. Привет маме.

Вчера я тоже считал, что знакомство с Чолпон плавно сдуется. И дежурный кондом в кармане был всего лишь дежурным, как запасы гречи и спичек у бабушки в шкафу на случай войны. Но вот проскочило между нами, хотя я всегда относился к такому с долей иронии.

М-да, анекдот: возвращается муж из командировки с довольной физиономией…

Поезд тронулся. Мой отсек так и остался пустым. Пришла проводница — ещё раз проверить билеты и выдать бельё. Город за окном кончился и на столе тренькнул мой телефон: «Новое сообщение».

— Хотела прийти но не решилась. Удачной дороги. Спасибо тебе. Ч

***

Ума не приложу, как Чолпон умудрилась позвонить с моего телефона на свой в тот вечер. Я даже не помнил, что я его доставал и, тем более, отдавал ей. Но вот доказательство — исходящий вызов в 02:17. Что мы тогда делали? Шли по парку? Сидели на заборчике около её дома? Обнимались под деревьями? Не помню.

Денег на SMS-ки хватило до Москвы. Связь часто пропадала, потом сообщения прилетали пачкой.

— Это тебе спасибо. Всё было здорово

Мценск.

— Для тебя это было просто приключение я знаю. Для меня сначала тоже

— Утром я поняла что это не так. Хотела позвонить но не смогла

— Нет не приключение я весь день думал только о тебе

Скуратово.

— Потом не решилась пойти проводить тебя

— Я глупая да?

— А я вчера вычислял твою квартиру но безуспешно

— Я был бы рад видеть тебя на вокзале искал тебя. Ты не глупая

Тула.

— Я уже по тебе соскучилась. Пою только грустные песни

— А может случится так что ты приедешь ещё?

— Не скучай я обязательно приеду, хочу видеть тебя

Серпухов.

— Правда-правда? Напиши обязательно я буду ждать

— Я очень постараюсь обязательно напишу заранее

Москва.

— Я буду ждать. Сильно сильно

— Я тоже. Сильно. Знаешь, я тебя люблю!

Сообщение не отправлено. Недостаточно средств.

***

Ну конечно, стоит не напомнить, что я приеду рано утром — и дверь будет обязательно закрыта на цепочку. Хорошо, что я закинул деньги на Московском вокзале, через терминал. Иначе пришлось бы трезвонить в дверь, будить сына.

— Алло… — буркнула жена спросоня.

— Я у квартиры. Открой, пожалуйста.

Через пару минут дверь распахнулась:

— Приехал? Что довольный такой?

— Да один в купе был, выспался, — мгновенно соврал я.

Хотя какой там выспался. В Москве отсек заполонила стайка дембелей. Естественно, отслужившие срочники пили, шастали в тамбур, травили байки и матерились. Хорошо гитары не было. Я уступил им свою нижнюю полку и залёг на верхней, укрывшись одеялом с головой.

Но спать всё равно не хотелось. Я досадовал, что не вовремя не догадался сходить на Курский вокзал и пополнить баланс мобильника. Доставал телефон и снова перечитывал нашу переписку. Придумывал новые ответы, на будущее. Вспоминал, по секундам, всё время, проведённое с Чолпон. И, конечно, размышлял о том, что будет дальше.

Во-первых, конечно, надо ещё раз увидеться. Поговорить. Разъяснить ситуацию. Что такие дела с кондачка, а уж тем более с бухты-барахты не решаются. И если мы хотим что-то для себя изменить, то нужно хорошо обдумать.

Думать, однозначно, придётся мне: если у нас всё серьёзно — готовить почву для расставания с нынешней женой. С квартирой опять непонятно. Вроде совместно нажитая, но делить её не стоит. Сын… Сын поймёт, наверное. Позже.

Перевозить Чолпон в Питер? Аренда квартиры, поиск работы для неё. Кем? Тут таких певцов с голосами хоть лопатой кидай и отвози. А вдруг она не хочет уезжать?..

Нет, я с ума сойду от этих вариантов. Нужно больше информации. Надо обязательно встретиться ещё раз, и как можно скорее.

А то бревно такое коварное. И счастливое. Если бы не оно — я бы не решился. Сладко. Сладко-сладко…

— И запахнет воздух сладостью, домой, домой, пора домой!.. — надрывным шёпотом, нестройно пели внизу «Демобилизацию» поддатые парни в форме.

***

Добиться командировок в подмосковные города оказалось делом несложным — мои коллеги, как и я раньше, предпочитали поездам самолёты, а тулам и тверям — самары и казани. И уж конечно выходные они предпочитали проводить дома.

Для меня же самым желанным видом транспорта стала электричка Москва — Орёл. Она уходила с Курского вокзала в шесть часов вечера, а возвращалась на следующий день к обеду. Таким образом, мне два раза удавалось выкроить ночь и один раз целые сутки с половиной для встречи с Чолпон.

В будний день Чолпон могла пораньше уйти из бара и встретить меня на вокзале. А в выходные мне пришлось чуть ли не до самого утра, потягивая пиво, находиться в караоке и лишь смотреть на неё, вспоминая о часах, проведённым вместе и фантазируя о часах будущих.

Все мои вопросы о нашем будущем, как только я их заводил, таяли в её милом, приятном смехе:

— Витя, тебе говорили, что ты зануда? Давай подумаем об этом позже.

Я с радостью соглашался. Но засыпая и просыпаясь рядом с Чолпон, я иногда ощущал безотчётную ревность. Милая, молодая — неужели у неё нет кого-нибудь, кроме меня? Кого-нибудь с перспективами, жильем, деньгами, молодого, свободного?

Однажды я завел такой разговор.

— А зачем мне это нужно? — спросила она, расчесываясь после душа.

— Мне кажется, всем нужно, — сказал я, перекатившись на кровати, чтобы видеть отражение её лица в зеркале.

— Глупый, — засмеялась она. — Счастье не в деньгах и не в перспективах.

— А в чём?

Чолпон кинула расчёску в сумочку и с размаху плюхнулась на кровать.

— В том, что мы здесь и сейчас. В том, что нам сейчас хорошо и спокойно. В том… — она нахмурилась. — Во всём!..

— Может, и так, — согласился я, обнимая и целуя её. — Может, и так…

85      0